Install

Get the latest updates as we post them — right on your browser

. Last Updated: 07/27/2016

«Зеленые» — от избирательных участков к баррикадам и обратно

В этом месяце в городе Можайске Московской области может появиться новая политическая партия.

Олег Митволь — бывший руководитель Федеральной службы по надзору в сфере экологии и природопользования, в середине 2000-х сделавший себе имя на скандальных разоблачениях

нарушений «Shell» и других иностранных компаний, реализующих проекты в области добычи природных ресурсов — в марте объявил о создании партии «Альянс зеленых».

Воспользовавшись реформами, проводимыми президентом Дмитрием Медведевым в ответ на массовые декабрьские демонстрации, Митволь рассматривает новую организацию в качестве первой реальной Партии зеленых, объединяющую различные экологические движения в одну сильную группу, которая сможет оказывать давление на власть.

«Кто-то защищает Химки (лес), кто-то защищает озеро Байкал, а где-то еще люди борются на местах. И некому их объединить», — говорит Митволь.

«К следующим выборам в Думу в 2016 г. мы будем третьей по размерам партией в стране после коммунистов и «партии власти» (как он называет «Единую Россию»), — смело заявляет Митволь.

Планы политика довольно обширны. Взяв за основу кампанию движения Митволя «Зеленая альтернатива», которое в 2009 г. неожиданно одержало победу над «Единой Россией» на выборах мэра г. Можайска, «Альянс зеленых» будет бороться на местных выборах осенью.

Митволь уже выбрал Калининград и Самару в качестве целевых регионов, где проблема защиты окружающей среды должна получить отклик среди избирателей.


В поисках объединения

Впрочем, опыт показывает, что объединение экологов — задача довольно непростая.

«Я могу подтвердить, что Митволь вел с нами переговоры по поводу вступления в его партию, и мы проводили переговоры с ним о наших условиях. Но мы еще не вступили в его партию», говорит Владимир Сливяк, основатель инициативной группы «Экозащита», один из самых активных представителей движения страны против использования атомной энергии. Митволь прилюдно назвал его менеджером и возможным кандидатом в кампании партии на выборы мэра Калининграда этой осенью. Так как в области строится новая атомная электростанция, «экологическая тема», по мнению Митволя, может сыграть на руку «Альянсу зеленых».

Главным условием Сливяка является требование того, что новая партия должна выступить против использования атомной энергии. По мнению эколога, другие зеленые движения, могут также выдвигать собственные требования, важные для их деятельности.

«У «Альянса зеленых» еще нет программы или устава партии. Это не критика, но защитники окружающей среды предпочитают знать, под чем они подписываются», — полагает Сливяк.

Впрочем, в России это не первая попытка образовать национальную Партию зеленых. Так, в 2008 году партия «Зеленые», преобразованная из партии «КЕДР» 1990-х гг. (Конструктивно-экологическое движение России), объединилась сначала с партией «Справедливая Россия» а потом заявила о своих тесных связях и с «Единой Россией».

Еще одна партия под названием «Зеленая Россия» была преобразована в либеральную партию «Яблоко» в 2006г. Ее лидер Алексей Яблоков в качестве приоритетных направлений деятельности выделял все «видимые» проблемы окружающей среды, в особенности, связанные со спорными строительными проектами на охраняемых территориях побережья Черного моря.

Отметим, что ни одна из них не достигла особенного успеха. Межвыборное протестное движение, охватившее Москву между декабрем и мартом, отчасти вдохнула в «Яблоко» новую жизнь, впрочем, не выведя партию из ранга «маргинальных» сил. Самым большим выборным триумфом «Зеленых» к настоящему времени является 7,6 процентов голосов в Самарском регионе на парламентских выборах в 2007 году — весьма скромный успех, который ей больше не удалось повторить до того, как она объединилась со «Справедливой Россией».


Голосования по вопросам

В 2009 г. Дмитрий Беланович, бывший коллега Митволя из Федеральной службы по надзору в сфере природопользования, победил на выборах мэра в Можайске, опередив кандидата «Единой России», занявшего второе место. Митволь, руководивший кампанией, приписывает успех «пожиманию рук, общению с людьми и выслушиванию их проблем». «В основном мы пытались создать западную модель политики», говорит политик.

Менее понятно, сколько избирателей готовы поддержать политику «зеленых» сейчас. Митволь указывает на исследование, проведенное в декабре 2011 г. государственным всероссийским центром изучения общественного мнения ВЦИОМ, по данным которого, около 70% жителей городов России недовольны экологической ситуацией в местах проживания. «Мы надеемся, что именно поэтому мы сможем набрать большое количество голосов», — полагает он.

В то же время, на предложение ВЦИОМ выбрать из списка самые важные проблемы, стоящие перед страной, только 19% остановили свой выбор на «экологии». Озабоченность проблемами окружающей среды уступила место обеспокоенности в связи с низким уровнем жизни (53%), проблемами с жильем (51%) и инфляцией (47%). Однако еще меньшее количество опрошенных беспокоили проблемы терроризма (15%), демократии и прав человека (9%).


Общественная обеспокоенность

У директора «Всемирного фонда дикой природы в России» Игоря Честина мало времени на партии «зеленых». Он считает, что подобные партии продают лишь «готовый результат» -- универсальное благо окружающей среды — избегая острых моментов реальных политических разногласий между либералами, социалистами и консерваторами.

В то же время, Честин также полагает, что российские избиратели уже достаточно обеспокоены проблемами окружающей среды для того, чтобы вынести их на общественную повестку дня.

Так, в 2000 году после решения президента Владимира Путина упразднить Федеральную службу лесного хозяйства и Комитет по охране окружающей среды, Всемирный фонд дикой природы организовал петицию для проведения референдума по охране окружающей среды.

«Мы собрали 2,5 млн. физических подписей всего за три месяца. Центральный избирательный комитет снизил эту цифру до 1,9 млн, заявив, что некоторые из них были недействительны, в то время как необходимо было собрать 2 млн подписей, для того, чтобы провести референдум».

По словам Честина, еще никто не подходил настолько близко к подобной цифре — даже сбор подписей по вопросам обязательного призыва в армию или частой собственности на землю не смогли преодолеть порога в 2 млн голосов. «Мы их настолько испугали, что они изменили закон, так что сейчас по-настоящему практически невозможно собрать требуемые подписи», заявил он.


Химки

Самым показательным из недавних событий в объединении «зеленых» сил по вопросам защиты окружающей среды является борьба за судьбу Химкинского леса и новой автомагистрали между Москвой и Санкт-Петербургом.

Против трассы стоимостью 8 миллиардов долларов, которая должна пройти через лес в северном пригороде Москвы, сразу же выступили местные активисты движения, журналисты и несколько официальных лиц, включая Митволя.

Когда в июле 2010 года началась вырубка леса, проблема доросла до уровня национальной повестки дня. В августе 2010 г., едва только рассеялся смог от сильных лесных пожаров летних месяцев, 5 000 людей вышли на митинг на Пушкинской площади в центре Москвы против строительства трассы.

Для того времени это была самая большая демонстрация «оппозиции» в центре Москвы за последние годы. Движение «За Химкинский лес» также привлекло в свою поддержку целый ряд знаменитостей из мира искусства и культуры — именно эта тенденция стала типичной и для антиправительственных митингов прошлой зимой.

«Химкинцы» даже сумели одержать определенного рода победу — в момент нарастания протестного движения президент Дмитрий Медведев приказал приостановить работу на спорном участке, на время пока специальная комиссия изучала жалобы протестующих.

Впрочем, участники движения не считают, что широкая общественная поддержка Химкинского леса была вызвана только большой «любовью к лесу».

«На самом деле, это вопрос элементарной справедливости — право высказаться о будущем твоей земли, места, где ты живешь», — заявляет Евгения Чирикова, молодая мать из Химок, которая возглавила протестное движение и стала одним из лидеров зарождающейся политической оппозиции страны.

«Все очень просто. Все дело в девизе — конкретной проблеме. Вот почему люди выходят на улицы в поддержку Химок», — соглашается Митволь. «Это может быть любое послание, оно не обязательно должно относиться к окружающей среде — суть в том, что оно должно быть».


Влияние на государство

Борьба вокруг трассы в Химках напоминает, по словам одного московского участника, расцвет кампании «экологической гласности»— периода в 80-х годах, когда защитники окружающей среды и общественные группы смогли одержать ряд значимых побед против планировавшихся крупных инфраструктурных проектов. Среди них — отмена планов подключения системы водоснабжения Ржева к каналу Москва-Волга, а также (в преддверии битвы за Химки) — блокирование строительства части третьего транспортного кольца через исторический район Лефортово.

Борьба за экологию вспыхивала и в других районах столицы. Так, жители района рядом с Битцевским парком на юге Москвы добились отмены плана перенесения перенаселенного зоопарка города на территорию парка. На севере города активисты выступили против плана строительства новой электростанции в Мытищах.

В 2010 году на короткое время казалось, что демонстранты в защиту Химкинского леса также могли бы одержать подобную победу.

Однако осенний отчет комиссии Медведева одобрил строительство трассы, правда, с некоторыми оговорками — включая полный запрет на придорожное строительство и возведение звуковых барьеров на трассе для понижения уровня шума и уменьшения загрязнения воздуха.

В конечном итоге, Кремль (как и бульдозеры) остался непреклонным.

«Не думаю, что ситуация с Химками научила их (правительство) чему-либо», — говорит Николай Петров, политический аналитик из «Московского центра Карнеги».

«Химкинская проблема оказалась довольно необычной — по сути дела, крайне локальная проблема переросла в национальную. Ее сочли препятствием, которое нужно преодолеть, и с которым они справились, не взглянув на предпосылки или контекст проблемы», — заявил он.

«Проблема Химкинсого леса прошла долгий путь в своем развитии, символизируя развивающееся гражданское общество, и оказала немалое влияние на активность, которую мы наблюдаем в данный момент. Но я не думаю, что она произвела какие-либо изменения в политике правительства. Если бы она это сделала, проект бы был остановлен», — полагает Сливяк.

Вопрос заключается в том, как все-таки повлиять на политику правительства. Митволь, покинув федеральную службу по надзору в сфере экологии и природопользования в 2009 году, и два года проработав в должности префекта московского Северного административного округа под руководством бывшего мэра Юрия Лужкова, убежден, что «для того, чтобы что-нибудь изменить в этой стране, надо быть у власти».

Впрочем, скептики отмечают, что политика в России делается только на очень высоком уровне и только в Москве. Политик среднего звена может повлиять на что-то на местном уровне, но если ты не находишься в Кремле — ты вряд ли сможешь повлиять на правительственный курс.


Неотделимо от политики

Между тем, Евгения Чирикова считает, что в условиях текущей политической обстановки в России образовывать партию зеленым пока рано — именно поэтому, она сама обещает продолжить борьбу на улицах.

Арестованная в последний раз в позапрошлое воскресенье за попытку поставить палатку на Красной площади (что могло вполне выглядеть как явная попытка начать цветную революцию в украинском стиле), Чирикова давно перестала различать политические и экологические цели. После нескольких лет «зеленой» борьбы, главная защитница Химкинского леса говорит, что пришла к выводу о том, что спасение деревьев является фундаментально политическим делом.

«Понимание не пришло неожиданно. На это ушло несколько лет», заявляет она о своем переходе от локального защитника деревьев к непримиримому врагу путинского режима. «Со временем я поняла, что в условиях данной системы невозможно будет изменить практически ничего».

Приняв близко к сердцу эпитет, созданный Алексеем Навальным — «Единая Россия — партия жуликов и воров», Чирикова обвиняет «Путиномику» в экологических бедах страны и большинстве других неприятностей. Термин «Путиномика» придумал ее муж — и с точки зрения самой Чириковой, он весьма точно описывает экономическую зависимость страны от экспорта природных ресурсов.

В ее видении «Путиномика» полностью зависит от эксплуатации земли, будь то нефть или газ, металлы, бриллианты, лес или сельское хозяйство. Помимо наделения России ролью поставщика западных экономик (что, по её словам, является доказательством того, что сам Владимир Путин является западным шпионом), данная система подразумевает, что интересы тех, кто возделывает землю, всегда будут ущемлены.

Тем временем «Всемирный фонд дикой природы в России» выработал способ, как повлиять на власть, а не противостоять ей или стараться заменить ее. В настоящее время организация пытается отменить ограничение законопроекта о защите Арктического моря от исследования на предмет добычи нефти и газа, попутно проверяя предвыборное обещание Путина о том, что любая проблема, которая соберет 100 000 подписей, должна обсуждаться в парламенте.

«Всемирный фонд дикой природы в России» смог набрать 115 000 подписей, поддерживая свой первоначальный проект закона, и заручился поддержкой нескольких видных думских депутатов, включая бывшего боксера Николая Валуева.

«Скорее всего, самыми успешными (экологическими) кампаниями становятся те, что пробуют все варианты», — полагает Сливяк из «Экозащиты». «С 2005 г. по 2009 г. шла крупномасштабная пятилетняя кампания с целью остановки ввоза радиоактивных отходов из Германии в Россию. Защитники окружающей среды в обеих странах пробовали протестовать, оказывать давление и т.д., и, в конце концов, это сработало».


Как улучшить диалог

Митволь и Честин, будучи оптимистами, вспоминают о том, что именно общественные протесты в сочетании с давлением, заставили Путина в 2006 г. принять личное участие в вопросе о переносе нефтепровода в обход озера Байкал (на 40 км севернее). На ранней стадии планирования зимних олимпийских игр Сочи 2014 г., когда организаторы стремились придать будущим играм «экологический оттенок», защитники окружающей среды смогли перенести местоположение трех стадионов. «Гринпис» и «Всемирный фонд дикой природы в России», приглашенные организаторами в качестве консультантов, вскоре, правда, прекратили свое участие в проекте, жалуясь на то, что советы экологов игнорировались.

В то же время, Честин считает, что качество диалога изменилось. «До 2006 г. политика правительства была из рук вон плохой — казалось, что ее единственной целью было разрушить прогресс, достигнутый в 90-х годах. Но я бы сказал, что с тех пор, и конечно, частично благодаря общественных протестам, тон определенно изменился», — заявил он.

Например, и Путин, и Медведев начали проводить собрания экологической тематики и издавать приказы и поручения по вопросам защиты окружающей среды намного чаще. Кроме того, Медведев, посвятил ряд заседаний президентского Совета по правам человека проблемам окружающей среды, и в 2011 г. показательно отдал приказ расчистить большое открытое водохранилище под Нижним Новгородом под названием «Белое море».

Последняя наглядная раздача зеленых верительных грамот прошла на прошлой неделе, когда Путин попросил исполнительного директора «Норильского никеля» Владимира Стржалковского об очистке одноименного города—одного из самых загрязненных в мире. Стржалковский официально заявил, что итальянский консорциум выиграл контракт на 2 миллиарда долларов на очистку города от выбросов диоксида серы, тендер, как он уточнил, выданный по личному указанию Путина.

Тем временем, Чирикова продолжает борьбу в Химках. На вопрос о том, не пришло ли время сдаваться, она рассказывает в ответ историю того, как во время Второй Мировой войны ее дед-партизан начал кидать в нацистов камни -- когда у него закончились патроны. «Тогда люди тоже предлагали сдаться. Нужно ли было их послушать?», — спрашивает она риторически.

В то же самое время, активисты, лоббисты и другие «зеленые» группы готовятся к мощной борьбе против предлагаемого расширения Москвы, которое должно более чем вдвое увеличить размеры российской столицы, прибавив к ее территории 144 000 гектаров области. Новые земли планируется присоединить к юго-западу города, в соответствии с проектом, подписанным Медведевым в прошлом году.

В августе должны начаться консультации о судьбе проекта на локальном уровне. Расширение границ города, в частности, включает в себя планы строительство новых жилых районов, перенос ряда министерств и других административных инстанций, а также финансового центра столицы. Эксперты ждут горячих обсуждений.

Аналитики ожидают жарких дебатов как об экологических аспектах (например, о влиянии расширения Москвы на «зеленый пояс», окружающий город), так и о правовых (включая споры о собственности между жителями региона, правительством городом и федеральными властями).

Впрочем, вопрос того, сможет ли предстоящая борьба объединить экологическую оппозицию, до сих пор остается открытым.

«Существует большое количество экологических групп, и нет недостатка в их лидерах. Проблема заключается в попытке объединить их в одну организацию», — полагает Сливяк. «Долгое время существовала традиция так называемой «горизонтальной» организации -- ведь люди не любят, когда им говорят, что им надо делать».

«Несмотря на все реформы последнего времени, многие люди продолжают думать о партиях «зеленых» так же, как они думали двадцать лет назад во времена гласности», — добавляет он. «Что ж, двадцать лет назад это не сработало».